Зулька

История, которая случилась с Зулькой, оказалась не только непредсказуемой, но и неожиданной. Впрочем, подобное может случиться с любым и каждым из нас.
Дворняга в возрасте двух лет с небольшим в одну из декабрьских ночей, в канун Нового года, ещё не сознавая постигшего её несчастья, лишилась хозяина. Вместе с ним рушилось всё мироздание, окружавшее её. Но, что самое страшное — лишилась привязанности, а с ним и смысла, если можно так говорить о животном, своего существования. О том, что хозяину нездоровится, Зулька заметила ещё раньше. Весь день он был чем-то озабочен и больше лежал на кровати. На улицу не выходили. Вечером она сбегала одна по своим делам, затем поела остатки вчерашней похлёбки и лежала возле кровати, свернувшись клубочком. Затем она перебралась на кровать к нему в ноги, как обычно, согревая их своим телом.

Среди ночи хозяин проснулся. Лежал настороженно, не шевелился. Зулька чувствовала, что ему худо. Она подняла голову, уши навострила на окно. Уличный фонарь качался на столбе и спорадически освещал комнату. Какое-то время оба, хозяин и собака пребывали в состоянии ожидания. Скрипел за окном карниз. Капли дождя монотонно ударялись о стекло, растекались, прочерчивая дорожки.
Постепенно боль, разбудившая хозяина, ослабла, ушла за грудину. Он стал посапывать в полудрёме.
То, что хозяин болен, Зулька чувствовала в себе. Она ощущала боль в груди, и какая-то невозвратная тоска вместе с болью заполняли всё её естество.
Неожиданно тело хозяина дёрнулось. Ноги, согнутые в коленях, вытянулись, выталкивая из кровати Зульку. Левая рука откинулась к полу, безжизненно повисла. Собака соскочила с кровати. Затем вернулась обратно и стала лизать лицо хозяина. Оно было неподвижным и безмолвным. Она подняла голову и прерывисто, с придыхание завыла.
Собачий вой среди ночи разбудил соседних жильцов. В некоторых комнатах зажёгся свет. Общежитие, в котором проживали строители, пробудилось. Слышались шаги, скрипели двери.
Женщина, вошла в комнату соседа без стука. Окно было не зашторено. Она увидела лежащего на кровати соседа, подошла к нему, нагнулась и взяла его руку. Рука была безжизненной, холодной, а Зулька сидела у изголовья и негромко, с подвыванием, скулила.
-Господи, — тихо проговорила женщина и стала спешно креститься. Тут же она вернулась к себе, оделась и пошла звонить в «скорую».

Когда тело хозяина увозили в морг, Зулька бежала за машиной. «Скорая» быстро скрылась за углом и растаяла в сумерках слякотной ночи. И только прерывистая дымка выхлопных газов стелилась у асфальта и также быстро растворялась в тумане. Однако Зульке было достаточно нескольких молекул этого газа, чтобы проследить маршрут и не сбиться с пути. Вскоре она была возле морга и наблюдала, как тело хозяина уносили во внутрь помещения. Она сделала попытку также пробраться вместе с ними, однако её невежливо выпроводили обратно на улицу. Никому из персонала морга не пришло в голову, что это собака покойного – единственно близкого существа усопшего.

С этой ночи началась совершенно иная жизнь для Зульки. Днём и ночью она караулила дверь морга, безуспешно ожидая, что из неё выйдет хозяин, с улыбкой потреплет по холке, и они пойдут домой, зайдут по пути в магазин за продуктами, а ночью, когда хозяин уляжется спать, заберётся к нему в ноги, и будет согревать их своим теплом.
Она сидела в сторонке под деревом возле забора и наблюдала за непрерывной суетой в течение всех суток. Группы людей собирались с букетами цветов, подходили автобусы, выносили ящик, обтянутый в красную материю, грузили его в одну из машин. И эти же люди в чёрных одеждах, строго печальные, садились в автобусы, и вереница машин уходила прочь со двора.
Во второй половине дня, когда двор возле морга пустел, Зулька бегала к мусорным бакам, рылась с другими собаками в отбросах в поисках съестного. Иногда подходил с метлой уборщик собрать мусор. Собаки отходили в сторонку, терпеливо ожидали, когда он закончит уборку. Затем снова продолжали рыться в баках.
Зулька возвращалась обратно к своему наблюдательному посту, и её взгляд был обращён к заветной двери.
Сотрудники морга приметили собаку. Они привыкли к её постоянному бдению, а некоторые сердобольные женщины стали приносить ей еду.

Кто-то из людей оставил возле дерева старый солдатский бушлат, и Зулька теперь сидела на нём. Ночи коротала, свернувшись калачиком. От холода она просыпалась, чтобы поменять положение, согреть другие части озябшего тела.
Иногда ей снились сны. И все они были связаны с хозяином.
Он подобрал её щенком в такой же предзимний вечер. Выброшенный на улицу в холод несмышлёныш, скулил у подъезда. Шёл мокрый снег. Шерстка щенка намокла, он весь озяб, и тело его дрожало непрерывной дрожью. Он не заметил, как возле него остановился человек. Взяв щенка заскорузлыми пальцами, он упрятал его за телогрейку к своей груди.
-Ах, нехристи! Души нет в вас, — только и сказал человек, обращаясь к тем, кто выбросил щенка на улицу.
Когда Зулька выросла, они с хозяином оставались неразлучными. По всем делам Зулька сопровождала его, семенила рядом у его ног. И в магазин, и в другие присутственные места они шли вместе, и также вместе возвращались домой.

Кто скажет, как сложится жизнь осиротевшей собаки дальше. Скорее всего, она будет коротать одиночество в этих местах, с тоской ожидая счастливого возвращения хозяина, а ночами ей будут сниться сны о прошлой их жизни, но, к сожалению, невозвратной.

Стрелки часов завершают последний круг декабря. Падает снег. В городе ярко светятся окна. Сквозь плотные ткани штор просматриваются ёлки, опутанные гирляндами светящихся лампочек. Одинокие прохожие торопятся домой. Зулька отрешённым взглядом провожает их.
-Мама! Собачка, смотри! — Слышит Зулька возле себя детский голос.
Зулька поднимает голову и видит – рядом стоит мальчик. Он одет в меховую шубку, на голове – вязаная шапочка.
-Не останавливайся, Игорёк, мы опаздываем, — звучит устало голос женщины. Она вполоборота стоит в нескольких шагах от мальчика.
-Но, мама, она плачет.
-Ничего она не плачет, — отвечает женщина. – У неё просто слезятся глаза.
Женщина подходит к мальчику, берёт его за руку и уводит. Где-то звучит музыка. Слышатся голоса.

Владимир Вареник