Больше полутора лет на территории Калужской области действует программа Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Выпуск (ОСВВ), о том, что это такое, мы писали на нашем канале в апреле. Уже тогда было ясно, что ее выполнение оставляет желать лучшего, но сейчас, когда прошло еще полгода, ситуация становится просто критической. Каждый день приходят сообщения из разных населенных пунктов области, что там появляются все новые и новые собаки с желтыми бирками в ушах. Все они дезориентированы, истощены, у многих видны последствия некачественно выполненной стерилизации, у некоторых даже уши гниют там, где установлены бирки.

В области сложилась критическая ситуация с собаками, прошедшими ОСВВ, и ситуация продолжает ухудшаться.

В области сложилась критическая ситуация с собаками, прошедшими ОСВВ, и ситуация продолжает ухудшаться.

То есть программа как-то выполняется, осваиваются бюджетные деньги, но от такого исполнения никому не становится лучше. Во-первых, судя по количеству брошенных щенков, которых где только ни находят, не уменьшается число безнадзорных собак. У людей, пытающихся хоть как-то им помочь, не хватает для этого никаких ресурсов – нет ни свободных передержек, ни денег, чтобы содержать все большее и большее количество животных. Для тех же несчастных собак, которые после программы, оказались в незнакомом месте без всякой возможности прокормиться, прохождение через ОСВВ в прямом смысле – семь кругов ада. Потому что судьба этой конкретной собаки, которой сделана некачественная полостная операция, дальше никого не волнует. Вернее, исполнителям и тем, кто отвечает за результаты исполнения ОСВВ, хотелось бы, чтобы она как можно быстрее куда-нибудь исчезла безвозвратно и не мозолила больше никому глаза.

Собак после ОСВВ вывозят в незнакомые места, где они не могут прокормиться. Животные истощены и дезориентированы.

Собак после ОСВВ вывозят в незнакомые места, где они не могут прокормиться. Животные истощены и дезориентированы.

Отвечает за контроль исполнения ОСВВ в нашей области Комитет по ветеринарии. Зоозащитники, которых очень беспокоит, во что превратилась эта программа, встретились на днях с его руководителем. И выяснилась удивительная картина. Оказывается, для Комитета надзор за всем, что связано с ОСВВ – обуза, раньше беспризорными животными занималось коммунальное хозяйство, а комитет – в основном с/х животными. А теперь приходится обрабатывать заявки на отлов, рассматривать жалобы граждан, недовольных тем, что под верандой детского сада ощенилась собака, например, и взаимодействовать с печально известным, единственным официальным подрядчиком, деятельность которого иногда иначе как полукриминальной не назовешь.

Появление таких собак многим не нравится, недовольные жители грозятся их уничтожить.

Появление таких собак многим не нравится, недовольные жители грозятся их уничтожить.

Закон об ответственном обращении с животными действует в России почти три года, программа ОСВВ в Калужской области – почти два, и при этом очень многие важнейшие вопросы до сих пор не проработаны. Например, повторная вакцинация животных, прошедших ОСВВ. Если стерилизация делается один раз в жизни, то прививать собаку от бешенства необходимо каждый год, и где найти эту несчастную, через столько времени, если ее вывезли после операции километров за 80 (конкретный факт!) от того места, где она жила раньше и выбросили, обрекая на мучительное существование и смерть?

Этого ни в чем не повинного песика  решил застрелить человек, которому не понравилось, как пес на него смотрит.

Этого ни в чем не повинного песика решил застрелить человек, которому не понравилось, как пес на него смотрит.

А может быть, такие результаты исполнения ОСВВ и нужны? Выделяются бюджетные деньги и немаленькие, а собаки, как и раньше, просто погибают, только чуть позже. Даже известны конкретные случаи, когда собак с бирками просто расстреливали. Ничего, будут новые. Ведь на встрече в Комитете подтвердилось то, что понимание этого вопроса у чиновников – чиновничье. Хотя речь идет о животных, законы биологии, с которыми и надо подходить к решению таких вопросов, для них — пустой звук.

Эта собака, чтобы не умереть с голоду, поймала крота.

Эта собака, чтобы не умереть с голоду, поймала крота.

Потому что важнейшее условие успешного выполнения ОСВВ – выпуск собаки обратно именно в том месте, где она жила и была отловлена, о чем конкретно написано в тексте документа. Вернувшись на территорию, где они жили всегда, собаки, но уже стерилизованные и привитые, не допустят там появления чужих собак – это закон биологии. Но и сами они уже размножаться не смогут, и количество собак в этом месте будет постепенно уменьшаться естественным образом. Это и есть на данный момент наиболее гуманный способ контроля численности уличных животных.

Эта собачка некоторое время обитала на вокзале, там ей совсем не место. Где она сейчас, никто никогда не узнает.

Эта собачка некоторое время обитала на вокзале, там ей совсем не место. Где она сейчас, никто никогда не узнает.

Но, как выяснилось, за два года в Комитете не удосужились хотя бы внимательно прочитать текст закона, где есть фраза – «прежнее место». Пришлось буквально пальцем показывать, и это стало открытием для людей, контролирующих исполнение программы ОСВВ.

Неправильное, некачественное и практически бесконтрольное исполнение ОСВВ приводит к массовой гибели бездомных животных, но не снижает их численность.

Неправильное, некачественное и практически бесконтрольное исполнение ОСВВ приводит к массовой гибели бездомных животных, но не снижает их численность.

Но если бы только это! Сам исполнитель ОСВВ, являясь единственным официальным подрядчиком, не только некачественно оперирует животных, делая это и передерживая их неизвестно в каких условиях, а затем вывозит за десятки километров на верную смерть. Вся его деятельность, хоть и регламентируется формально, но никак не контролируется тем же Комитетом. Собаки отлавливаются людьми без формы, перевозятся в транспорте без всяких обозначений и неприспособленном для перевозки животных. Если в отлов попало домашняя собака, получить ее обратно будет очень сложно, и только заплатив серьезную сумму непосредственно в карман подрядчику. Доступ на территорию закрыт для всех, потому что она частная, и неважно, что на ней осуществляется исполнение государственного подряда за серьезные бюджетные деньги.

Сердобольные люди пытаются помочь этим собакам, но таких меньшинство.

Сердобольные люди пытаются помочь этим собакам, но таких меньшинство.

И что самое удивительное – единственное, что может сделать Комитет, это пожурить этого пресловутого подрядчика, ну и, в самом крайнем случае, расторгнуть с ним договор. Комитет готов отрабатывать каждую поступившую жалобу, что требует времени и времени, ведь куда торопиться чиновнику, а конкретной погибающей собаке это вряд ли поможет. Нам же предложено по каждому случаю собирать вещественные доказательства – фото, видео, справки от ветеринара и т.д.

Десятки и сотни собак, прошедших ОСВВ, исчезают неизвестно куда, зато осваиваются бюджетные деньги, и это, похоже, всех устраивает.

Десятки и сотни собак, прошедших ОСВВ, исчезают неизвестно куда, зато осваиваются бюджетные деньги, и это, похоже, всех устраивает.

Разъяснительной работой Комитет заниматься не планирует, да и зачем им это? Тем более, что многие его сотрудники к собакам равнодушны. Тем не менее, делать что-то надо и если не нам, то кому же? Именно накапливая статистику по всем вопиющим случаям, постоянно обращаясь с жалобами и доказательствами в учреждение, которое обязано контролировать выполнение ОСВВ, можно хоть как-то изменить ситуацию. Мы просим всех, кто переживает за судьбу животных, в жизни которых не было, нет, и похоже, не будет ничего хорошего, собирать данную информацию, с фото и видео, с номерами бирок. Можно самим связываться с комитетом, можно передавать нам. Капля камень точит – пока, к сожалению, только так.

Контакты Комитета по ветеринарии. +7(4842)57-53-23; 57-93-11; 57-44-00 (канцелярия) +7 910 910 01 82 (горячая линия).

г. Обнинск, Калужской обл 8 960 525 79 54 Анна